Решетников из карательной ягд-команды СД Мартыновского

Решетников из карательного отряда Мартыновского2015 год был ознаменован 74-летием начала партизанского движения в годы войны. Многое написано и сказано о героях, о людях, которые ценой своей жизни защищали свободу и независимость нашей Родины. Но была и другая категория населения, сочувствующие фашистским извергам, выступающие против своего народа. Это предатели, пособники фашистов. Через 70 лет после начала войны, мы решили рассказать о некоторых бандитах, карателях, истребляющих мирных людей под видом партизан и подпольщиков нашего края. В настоящей статье речь пойдет о ближайшем соратнике, друге и помощнике Николая Мартыновского – Игоре Решетникове. Автор рассматривает не только его «боевые заслуги» в период войны, но и довоенную и послевоенную судьбу. В юную пору молодой человек серьезно увлекался не только спортом, но и оружием, сыгравшем с ним злую шутку. Он участвовал в легкоатлетических матчах на первенство Ленинградской области, союзных первенствах, где занимал призовые места. У него были и большие победы в таких крупных легкоатлетических соревнованиях, как матч «Ленинград – Москва» в 1937г. Юноша в 12 лет самостоятельно смастерил ружье и опробовал его боевые качества в стрельбе по белкам. Первая охотничья вылазка едва не закончилась трагически, пуля из самодельного ружья полетела не в белку, а в голову стрелка и повредила ему левый глаз. В целом, подросток отличался целеустремленностью, заинтересованностью. Из следственного протокола:

«В Себежском районе Калининской области им была уничтожена партизанская группа, а захваченную партизанку Дондукову и ее семью (отца, мать и сына) он расстрелял лично. В деревне Черная Грязь Себежского района им были расстреляны двое партизан. В Оредежском районе Ленинградской области он изнасиловал 16-летнюю подпольщицу и затем убил ее…»

Эти две противоположные характеристики посвящены одному человеку – Игорю Решетникову. В первой – приведены цитаты из письма его отца Решетникова Леонида Иллидоровича генеральному прокурору СССР, в котором он пытается оправдать действия своего сына Игоря, действия о которых рассказано во второй характеристике. Игорь Леонидович Решетников родился в 1920г. в селе Большое Опуево Демянского района Новгородской области. В детстве, как уже говорилось выше, он сильно увлекался оружием, от которого и пострадал. Тогда отец приучил юношу к спорту, но, несмотря на успехи, свою тягу к оружию он не потерял.
В 1938г. он был арестован за хранение двух пистолетов, которые, как позже отмечал его отец, были непригодны для стрельбы, и за кражу чужого имущества – спортивных лыж, имевшихся на тот момент у него самого, но отсутствовавших у его приятеля. За эти поступки Игоря приговорили к трем годам лишения свободы.

Решетников из карательного отряда Мартыновского16 июня 1941г. за шесть дней до начала войны, Игорь Решетников освободился из мест заключения и вернулся домой, в город Луга Ленинградской области к своему отцу. С началом войны он решил вступить в ряды Красной Армии, но не был принят по причине своего увечья, поврежденная левая глазница. «С этого момента началась жизнь преступника, бунтарский период», — именно так характеризовал начало войны в судьбе Игоря Решетникова его отец Решетников Леонид Иллидорович. После установления в Лугенового фашистского порядка Леонид Иллидорович был назначен бургомистром города Луги, а Игорь в декабре 1941г. был завербован германским контрразведывательным органом – ГФП (тайной полевой полицией), и по ее заданию был внедрен в партизанскую бригаду, действовавшую в Лужском районе Ленинградской области.

По заданию ГФП Игорь Решетников передал командованию партизанской бригады ложные сведения о немцах, а сам собрал сведения о численности, дислокации и, вернувшись в Лугу, передал их ГФП. Группа, в которой служил Решетников, действовала под видом народных мстителей. Она охотилась за парашютистами, заброшенными в немецкий тыл, расправлялась с подпольщиками и партизанами, бесчинствовала в деревнях. В начале 1942г. вместе с другими участниками разведывательно-карательных органов дважды принимал участие в операциях против партизан.

Весной 1942г. Немцы расформировали отряд. Но Решетников продолжил работать в отделе фашистской пропаганды и других органах, сформированных оккупационными властями. Вскоре ему быстро нашлось новое дело. Он вступает в другой лжеотряд партизан. Командовал им Николай Мартыновский. Именно в составе этого отряда Решетниковым была совершена большая часть злодеяний, в том числе и на себежской земле. Только по воспоминаниям очевидцев, свидетелей, Решетниковым было убито и замучено несколько десятков партизан.

Весной 1943г. ягд-команда СД прибыла в Псковскую область. Каратели носили гражданскую одежду и красноармейскую форму, они приходили в деревни, называли себя народными мстителями и таким способом выявляли людей, связанных с партизанами, которых потом расстреливали, а их дома сжигали.

В деревне Черная Грязь Решетников убил партизанского командира Константина Фиша. Тот не понял, кто пришел к нему на переговоры, подумал, что свой, только из другого партизанского отряда.

Решетников из карательного отряда МартыновскогоУ Мартыновского Игорь Решетников числился заместителем по хозяйственной части. Но этот «хозяйственник», невысокий, со злым прищуром маленьких глаз, нагонял страх даже на уголовников, из которых в основном и состоял отряд. Решетников легко «пускал в расход» соратников даже за мелкую провинность. Один из них поплатился жизнью за то, что украл пачку сигарет. Другого подчиненного Решетников расстрелял перед строем за драку с немецким солдатом.

Ягд-команда жила по законам банды. В ней процветали пьянство, воровство, игра в карты, групповое изнасилование женщин, которых потом расстреливали. Так, например, в Новоржевском районе в боях с отрядом Александра Германа ягд-команда СД понесла серьезные потери. Под Оршей она попала в партизанскую засаду. Ее ждал полный разгром, если бы не Решетников. Он, угрожая оробевшим соратникам расправой, заставил их обороняться и спас роту от уничтожения.

Сильно поредевшую от потерь ягд-команду немцы отправили на переформирование в Псков. От туда – в Белоруссию, против партизан. Самое кровавое свое преступление на этой земле она совершила в Дрисском районе, в местечке Женский Бор. Там в перестрелке с партизанами Мартыновский потерял командира взвода. За смерть своего офицера он решил отомстить страшно и жестоко. Рота окружила лагерь с мирными жителями, которые укрывались от войны в лесном массиве. Свидетель расправы вспоминает:
«Среди приговоренных к смерти я видел женщину, которая держала за руку мальчика и девочку. Дети испуганно цеплялись за платье матери. Решетников разрывной пулей из карабина выстрелил женщине в голову. Она упала в яму. Тогда другой каратель схватил за ногу мальчика и бросил его на тело матери. Та же участь постигла и девочку».

Пролитой крови извергам показалось недостаточно. Они долго рыскали по округе. В любом встречном подозревали «чужого». И тогда беда – жестокие издевательства и смерть. В одной из деревень они согнали в баню всех женщин и сожгли их.

В 1944г. ягд-команду переводят в Хорватию для борьбы с партизанами. И на югославской земле каратели пролили немало не винной крови.

Решетников из карательного отряда МартыновскогоИз Хорватии их отряд переводят в Польшу, в подчинение истребительного союза «Восток», которое сформировал Отто Скорцени, диверсант No1 Третьего рейха, любимец Гитлера. По пути в Польшу Решетников узнает, что Мартыновский, не веря в победу немцев, задумал бежать в Швейцарию. Игорь Решетников лично расстрелял Мартыновского и всю его семью, включая малолетнего ребенка. О казни узнал Отто Скорцени. Решетникова не только не наказали за самосуд, но и назначили командиром диверсионной роты с присвоением звания оберштурмфюрера СС.

В январе 1945г. роту, как пехотную часть, перекинули под город Хогензальц против наступающих советских войск. Но не успели они окопаться, как поступил приказ отступить. При отходе группа вышла прямо на русские танки и попали под убийственный огонь пушек и пулеметов. В живых остались единицы, и Решетников оказался среди них. За эту и многие другие операции ему был вручен Железный крест 2-й степени и медаль.

В конце войны каратель мог укрыться в американской зоне оккупации, и искал связи с иностранной разведкой. В этом ему помогал его отец, Леонид Решетников, который сбежал на запад вместе с немцами.

В Мюнхене Решетников вместе с подельниками занимался воровством и грабежами. Один из ночных налетов закончился убийством владельца магазина. За это военный трибунал оккупационных войск приговорил Решетникова к виселице.

В тюрьме его нашел сотрудник американской разведки и предложил работу, на которую Решетников согласился. Американец тогда высокопарно объявил: «Мы начинаем новую игру, в которой вы сделаете первый ход».

В июне1948г. американскими разведывательными органами под видом репатрианта, И.Решетников был переброшен в советскую зону Германии. «Первый ход», вылазка в советскую оккупационную зону для него оказался последним. При прохождении фильтрации в Управлении контрразведки МГБ группы советских войск в Германии Решетников придерживался легенды и назвался Черновым – Ивановым — Ракетниковым. Но при следующих допросах он сознался и назвал свою настоящую фамилию – Решетников.

Решетников из карательного отряда МартыновскогоПо решению суда И.Л. Решетников был приговорен на 25 лет заключения. В конце 1940-х гг. в советской контрразведке знали еще далеко не всё о преступлениях Решетникова, поэтому бывшего карателя не расстреляли. Из мордовского лагеря, где он содержался, Решетников писал письма в разные инстанции с просьбой освободить его досрочно, найти снисхождение. В 1960г. перед генеральным прокурором, а затем и перед Н.С. Хрущевым ходатайствовал его отец. Но оба письма были отклонены.

В 1960г. псковские контрразведчики арестовали бывшего карателя из ягд-команды Павла Герасимова. На допросах вскрылись страшные подробности злодеяний роты Мартыновского, после чего дело Решетникова было отправлено на пересмотр. Судебный процесс, который проходил в Себеже приговорил Игоря Леонидовича Решетникова к расстрелу, который привели в исполнение 25 мая 1964г.

Так закончилась жизнь предателя Родины, изменника, который сумел выжить в годы войны, в отличии от его жертв, но нашел пулю народа – освободителя после ее завершения.

 

Защитники Себежского района

Себежский район 170-й стрелковой дивизииИюньским утром 1941 года мирная жизнь советских людей была прервана вероломным нападением на Советский Союз фашистской Германии. 22 июня Указом Президиума Верховного Совета  СССР по всей стране было объявлено военное положение. Началась Великая Отечественная война.

Фронт быстро приближался к Себежу. Над городом появились первые фашистские самолеты, они бомбили железнодорожную станцию. В этих трудных условиях на фронт отправлялись эшелоны с мобилизованными, в тыл эвакуировались предприятия и учреждения. Утром 4 июля в Себеж прибыл последний поезд из Калинина. Он доставил документы обкома партии об организации партизанской борьбы на себежской земле (она входила тогда в состав Калининградской области).

Гитлеровцы рассчитывали без единого выстрела захватить город. Однако подразделениям Себежского укрепрайона 3ападного фронта, отходящим частям 46-й танковой дивизии 21-гo механизированного корпуса и переброшенной на помощь им из города Стерлитамака в Себежский район 170-й стрелковой дивизии под командованием генерал майора Т.К. Силкина и комиссара Л.А. Зарагазова удалось на некоторое время приостановить наступление превосходящих сил противника.

Утром 6 июля 1941 года заняли оборону под Себежем подразделения 46-й танковой дивизии. После ожесточенных боев в Латвии они сильно поредели. Оставалось всего семь легких танков и пять броневиков, мало было снарядов у артиллеристов. Командир  дивизии герой Советского Союза полковник В.А. Копцов. несмотря на ранения, оставался в строю и приказал выставить противотанковые орудия на прямую наводку, а боевым машинам действовать из засады. Для борьбы с немецкими танками солдаты получили бутылки с бензином.

Под прикрытием артиллерии захватчики бросились в атаку шесть танков и более роты своей пехоты. В результате короткого боя три вражеские машины были подбиты артиллеристами майора Дегтярева. Не приняв штыкового боя, отошли, прячась за своими танками, фашистские пехотинцы…

Дот Себежского Укрепленного Района. в ходе боев за Себеж
Дот Себежского Укрепленного Района

В этот день подразделения отразили четыре атаки гитлеровцев, но особенно трудной была вторая. На участке батальона  М.Е. Пятикона (позже за бои под Тихвином ему было посмертно присвоено звание героя Советского Союза) фашисты бросили в бой до двух десятков танков и усиленный батальон автоматчиков с бронетранспортерами. Положение создалось критическое. В рукопашной схватке приняли участие работники штаба и политотдела, шоферы и оружейники, повара и связисты. Вернулись в строй все легкораненые бойцы… Потеряв до роты автоматчиков, гитлеровцы отошли.

Родина высоко оценила отвагу и мужество воинов 46-й танковой дивизии. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 августа 1941 года 176 наиболее отличившихся солдат и офицеров в танковых шлемах были награждены орденами и медалями.

Особо ожесточенные бои провели 717-й и 391-й полки 170-й дивизии в районе деревень Кузьмино, Креково и железнодорожной станции Себеж. Главный удар на подступах к Себежу пришелся на 3-и батальон под командованием К.Е. Мыльникова. который,  получив несколько ранений, продолжал руководить боем, поднимая солдат в контратаки.

С вражеской авиацией смело вступали в бой советские летчики.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 июля 1941 года младший лейтенант Николай Григорьевич Горбунов был награжден орденом Красного Знамени. Он был летчиком-истребителем и находился перед войной в Прибалтике. В первый день войны поднимался в небо трижды. А в начале июля много раз бывал в небе над Себежем. Вместе со своими товарищами он сражался с немецкими самолетами, когда они бомбили наши войска. Его представили к награде 11 июля 1941 года. К тому времени он сделал 50 боевых вылетов и сбил два истребителя противника. Погиб летчик Николай Григорьевич Горбунов 10 августа 1941 года…

«В списках не значится», «Пропал без вести»

«В списках не значится», «Пропал без вести»Похоронные извещения. Скупые строчки…

«Ваш сын, ваш брат, ваш муж… В бою за социалистическую Родину, верный присяге, проявив геройство и мужество…».

Сколько их подписал военный комиссар города Себежа, не сосчитать. Сколько женщин, получив эти казенные бланки, размером 12*17 см, оплакивая своих мужчин, верили и в глубине души надеялись, что это – ошибка, что любимый и родной человек вернётся, несмотря ни на что.

В 1943 году Дина Дмитриевна получила похоронное извещение на сына Алексея.
В похоронном извещении на имя Елены Васильевны сообщалось, что её сын Павел Фёдорович пал героем при форсировании реки Донец и был похоронен 19 сентября 1942 года в деревне Котлубань Сталинградской области.
В село матери Косова Виктора Николаевича почтальон приносил «похоронку» дважды.
Мать Иосифа Николаевича Нигириш, проживающая в селе, четыре раза оплакала своего сына. Именно столько раз в её дом приносили казённые бланки из райвоенкомата.

После войны, отвоевав свой положенный срок, каждый из этих солдат перешагнул порог родного дома. Такие ситуации были довольно частыми. Во время боя солдаты выбывали из списков по разным причинам. Ранение, потеря сознания от болевого шока, плен, партизанский отряд, окружение…

Да мало ли могло быть причин на войне, когда человек «пропадал из поля зрения» командира более чем на 45 суток. Командир должен был отчитаться по спискам личного состава в отведенные для этого сроки. Боец исключался из списков, а «похоронки» рассылались по адресам родственников.

Если бы выполнялся параграф 108 приказа НКО СССР №023 от 14.02.1944, который гласил

«…вынос убитых с поля боя и погребение их является обязательным при всех условиях боя»,

это существенно изменило бы качество учета потерь личного состава. Но то, что написано в приказе, в действительности, учитывая обстановку на фронте, было невыполнимо. Подтверждение тому – похоронное извещение на младшего сержанта Хвощенко Николая Артемьевича, в котором сообщается:

«…Убит 20 мая 1944 года, остался на территории противника во время боя…».

ПохоронкаВ Книге Памяти том 3, числится погибшим. Хвощенко Н.А. вернулся после войны домой. За годы войны Себежский РВК отправил на фронт более тысячи человек. Не все вернулись с полей сражений. 6 тысяч человек погибло в боях, концлагерях, умерло от ран, пропало без вести. 2079 семей получили похоронные извещения, в которых значилось «пропал без вести». Люди и сейчас обращаются с запросами в архивы с надеждой узнать, где погиб и похоронен близкий человек.
Официальный документ Центрального Архива Министерства Обороны в городе Подольске – это стандартный бланк, на котором написано:

«По документам учета безвозвратных потерь сержантов и солдат Советской Армии установлено, что рядовой Сырочев Ананий Степанович, 1921 года рождения, уроженец Псковской области, город Себеж призван в СА пропал без вести в мае 1944 года. В частично сохранившихся документах в/ч пп 37330(934 стр. полк 256 стр. дивизии) за 1944 год Сырочев Ананий Степанович не значится. Сложная обстановка на фронтах Великой Отечественной войны 1941 — 1945 гг. не позволила установить судьбу некоторых военнослужащих, поэтому они были учтены пропавшими без вести ».

Во время войны фраза «в списках не значится» имела только одно значение, что солдат выбыл из списков части, подразделения…(погиб…). Сегодня, 70 лет спустя эта фраза имеет совсем другой смысл. «В списках не значится» – значит, он не учтен по документам (медальон, красноармейская книжка), следовательно, не захоронен. Зачастую поисковые отряды находят останки солдат с медальонами и их личными данными, но в списках безвозвратных потерь солдат и сержантов советской армии они отсутствуют. Одна из главных причин неудовлетворительного учета – это несовершенство и частая смена системы учета личного состава РККА. После введения красноармейской книжки и отмены смертного медальона никто не задумывался о том, что книжка могла быть утрачена (залита кровью, сгорела, намокла… ). В медальоне же бумажный вкладыш был защищен от внешних воздействий. Ни один приказ, ни одна инструкция, не предусматривали, что останки солдат с их личными документами останутся не погребенными месяцами, годами, десятилетиями. А когда в 80-е годы начнут работать добровольные поисковые отряды по обнаружению и перезахоронению останков бойцов, то невозможно будет определить их имена. Назначение медальона было в том, чтобы вести учёт не вообще погибших, а учёт конкретных людей, своевременную отправку документов об их гибели родственникам. Государство на основании этих документов назначало пенсию семье погибшего. В послевоенное время для того, чтобы достойно захоронить останки погибших, нужны были сведения о бойце, которые должны были остаться в пенале погибшего. В 1986 году в военкомат города пришло письмо от московского журналиста Сергея Кошурко. Поисковый отряд под Орлом в братской могиле нашёл останки солдат, которых с воинскими почестями перезахоронили. У одного из бойцов в медальоне сохранились данные, по которым удалось установить не только его имя, но и адрес супруги. «Брякин Григорий Николаевич, ст.лейтенант, 1902 года рождения. Жена Вера Филипповна проживает в городе Себеже. Руководитель поискового отряда просил сообщить данные о родственниках Брякина Г.Н. По архивам военкомата Брякин Г.Н. не проходил ни как погибший, ни как без вести пропавший, соответственно похоронное извещение супруге не высылалось. В ходе поисков выяснилось, что супруга Брякина Г.Н. (девичья фамилия Батько) по указанному адресу не проживает, куда она выехала, неизвестно. Через газету сотрудники музея обратились к жителям города Себежа. Но поиски результатов не дали.

5 июля 2010 года поисковый отряд под городом Керчь нашёл останки солдата, в медальоне которого сохранились данные: «Бородин Алексей Матвееевич, 1910 года рождения, призван Себежским РВК». По документам Центрального архива Министерства обороны РФ красноармеец Бородин А.М. проходит как без вести пропавший. Там же была информация, что его жена Вера Петровна проживает в селе Амурской области. Командир поискового отряда обратился в военкомат города с просьбой найти родственников Бородина А.М. Вновь сотрудники музея обратились за помощью к жителям города . Но надежды на положительный результат нет.

Время проходит, люди меняют место жительства, умирают, так и не дождавшись своих близких, и не узнав, где они погибли и где похоронены. Поиском останков погибших солдат и перезахоронением занимаются поисковые отряды, которые являются общественными организациями. У каждого поисковика есть мечта: найти в экспедиции своего солдата. Солдата, у которого есть имя. Солдата, у которого где-то есть дом, родные, которые проводили его на фронт. Чтобы в списках учёта безвозвратных потерь вместо фразы: «В списках не значится», «Пропал без вести» напротив фамилии было указано место, где погиб боец. А родные, спустя 70 лет узнали о месте его захоронения.

В списках не значится! Себежане на фронте и в тылу

Себежане на фронте и в тылу 1В экспозиции Себежане на фронте и в тылу среди личных вещей бойца Красной Армии находится чёрный пластмассовый восьмигранный пенал длиной 4 см, диаметром 0,8 см с закручивающейся крышкой. Пенал с личными данными должен был быть у каждого бойца согласно приказу №138 от 15 марта 1941 года «О персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время», подписанному НКО СССР маршалом Советского Союза С.Тимошенко: «Главному интенданту Красной Армии к 1 мая 1941 года снабдить войска медальонами и вкладными листками по штатам военного времени, а штабы военных округов бланками извещений и форм именных списков».

Но в силу различных обстоятельств, не все части были снабжены медальонами и весь 1941 год военнослужащие оставались без медальонов, о чём теперь с уверенностью можно сказать, учитывая итоги поисковых работ.

В 1941 году у рядового и младшего командирского состава не было никаких документов, удостоверяющих личность. Офицерскому составу выдавалось удостоверение личности. По приказу НКО CCC Р №171 от 20.06.1940 в действующей армии отменены красноармейская книжка и смертный медальон. Положение в армии с выдачей медальонов наладилось в 1942 году, и почти весь год они выдавались бойцам Красной Армии. 7 октября 1941 года приказом НКО СССР №330 была введена красноармейская книжка, как основной документ, удостоверяющий личность военнослужащего рядового и 2 младшего комсостава. Приказ был подписан И.В.Сталиным, но чтобы его выполнить, необходимо было время, а самое главное, на каждом документе должна была быть фотография бойца. Красноармейские книжки были введены для предотвращения диверсий на фронте и в тылу. Красноармейская книжка размером 7,5*11 см на первой странице в верхнем правом углу надпись: «Красноармейскую книжку иметь всегда при себе. Не имеющих книжек – задерживать». На двенадцати листах – полная информация о военнослужащем. Внизу в левом углу место для фотографии владельца. На многих документах она отсутствует по причине того, что если боец получал документ на передовой, сделать фотографии было невозможно. Например, в Себежском краеведческом музее хранится красноармейская книжка Калиновского М.П., краснофлотская книжка Афанасенко А.А. Фотографии в них отсутствуют. Однако, в красноармейской книжке Тюшниковой А.Н. , курсанта учебной роты, фотография имеется. Это говорит о том, что люди, проходившие обучение перед отправкой на фронт получали документ, который действительно являлся удостоверением личности.

Год спустя, после введения красноармейских книжек, приказом НКО СССР №376 от 17.11.1942 в Красной Армии были отменены медальоны. Считалось, что красноармейской книжки, содержащей все сведения о бойце достаточно, поэтому медальоны были отменены. Приказ был подписан зам. НКО генерал-лейтенантом интендантской службы А.Хрулевым.

Себежане на фронте и в тылуКогда медальоны перестали выпускать и сняли со снабжения Красной Армии, солдаты стали использовать гильзу от патрона, вкладывая данные о себе и адрес близких родственников. Каждый, кто был на передовой, хотел, чтобы близких и родных известили о его судьбе и в случае гибели, он не остался безымянным. Известны также случаи, когда, не надеясь на воинскую канцелярию, солдаты просили боевых друзей сообщить родным о месте захоронения.

Перед захоронением погибших похоронная команда должна была изъять из медальона один экземпляр бланка для передачи в штаб части в качестве 3 подтверждения факта гибели военнослужащего и учета потерь. Второй экземпляр вложить обратно в пенал и оставить в кармане убитого, для того, чтобы не обезличивать бойца. На лиц, подлежащих захоронению, обязательно должны были составляться именные списки на основании документов, обнаруженных при убитых. Однако, учитывая тяжелую обстановку по всей линии фронта, сложившуюся в первые годы войны, когда Красная Армия отступала, а многие части попадали в окружение и несли большие потери, это было практически невыполнимо. Сотни тысяч советских солдат и офицеров оказались не погребенными. Никакие приказы и инструкции не помогали. Большое количество «верховых» убитых и кое-как похороненных в подручных могилах (погибших складывали в блиндажах, землянках, окопах, траншеях) не были захоронены. Об этом говорят результаты работы приисковых отрядов, которые занимаются поиском и перезахоронением останков погибших солдат.

Согласно приказу №138 от 15 марта 1941 года каждый командир обязан вести точный учет личного состава своего подразделения. Пополнение, прибывшее в часть, берется на персональный учет до ввода его в бой. Вновь прибывшие, должны точно соответствовать полученным на них спискам. По окончании каждого боя командир подразделения проверяет личный состав и немедленно докладывает по команде о безвозвратных потерях. Персональный учет потерь личного состава штаба армии (фронта) производился на основании именных списков персональных потерь, которые предоставлялись командирами различных подразделений, вкладышей из медальонов и других документов, удостоверяющих личность военнослужащего. 31 января 1942 года был издан приказ НКО СССР №25 «О создании Центрального бюро по персональному учету потерь личного состава действующей армии». Оно занималось обработкой документов, поступающих от командиров подразделений, и оповещением родственников через местные военкоматы. Военный комиссариат города Себежа, получив извещение войсковых частей на убитых, умерших от ран, 4 пропавших без вести военнослужащих, заполнял специальную книгу учета, перенося все данные с похоронного извещения, и оставлял их у себя для учета. На основании этих документов учета, которые сейчас являются архивом Себежского РВК, в 80-х годах была начата работа по составлению городской Книги Памяти, которая была завершена в 1995 году. Родственникам военнослужащего выписывалось извещение (форма №4) со штампом Себежского городского военного комиссариата. До выдачи семье извещения РВК должен был проверить, что военнослужащий с фронта не вернулся. В случае возвращения военнослужащего с фронта, на которого было выслано извещение войсковой части, как на погибшего, РВК выяснял причину его возвращения и сообщал в Управление по укомплектованию войск Генерального штаба Красной Армии. На РВК возлагалась обязанность следить за правильностью назначения пенсии семьям погибших военнослужащих.

Кодовое название «Winterzauber» («Зимнее волшебство»)

Кодовое название Winterzauber - Зимнее волшебствоБолее 60 крупных карательных операций против партизан и мирных жителей гитлеровцы организовали в 1943 г. на территории Белоруссии. Согласно приказам Ф. Еккельна, на территории в районе Освея — Дрисса — Верхнедвинск — Полоцк — Себеж — Рассоны «войска» должны были осуществить полномасштабные карательные операции против белорусских и русских крестьян и оставить за собой пустыню «выжженной земли», зачастую сжигая дома с живыми людьми, даже с детьми и женщинами (1).

15 февраля 1943г. в районе Освея — Дрисса — Себеж — Рассоны по приказу командующего войсками СС и полиции имперского комиссариата «Остланд» обергруппенфюрера СС Ф. Еккельна и под непосредственным руководством бригаденфюрера СС Шредера началась одна из самых страшных и кровавых карательных экспедиций под кодовым названием «Winterzauber» («Зимнее волшебство»), которая официально продолжалась до 20 марта 1943г., а фактически, учитывая отступление полицейских батальонов обратно к границам Латвии — до середины апреля 1944г.

Фридрих Еккельн - Friedrich JeckelnЗнали о запланированном геноциде против белорусского народа в ходе этой операции все командиры полицейских батальонов СД, но ни один из командиров этих частей в знак протеста против таких преступных приказов не подал в отставку, а наоборот, все участвовали в массовых расстрелах мирных жителей.

По данным Центрального государственного исторического архива Латвии (2), операция «Winterzauber» проводилась следующим образом: войдя в деревню, полицейские и приданные части СД расстреливали всех, кого можно было подозревать в принадлежности к партизанам (таковыми считались практически все жители — мужчины в возрасте от 16 до 50 лет), а также стариков и инвалидов, которым был не по силам долгий пеший марш. Остальные — в основном женщины с детьми — направлялись пешком к месту так называемого «второго шлюзования». Тех, у кого в пути отказывали силы, расстреливали. Из сборных лагерей людей направляли в другие лагеря, например в Саласпилс под Ригой, где женщин разлучали со своими детьми и направляли на работу в Германию.

Всего было уничтожено несколько сотен деревень, среди них и такие, где насчитывалось до тысячи и более жителей (3). Только в одном Освейском районе было сожжено 183 деревни, расстреляны и сожжены 11 383 чел. (из них 2118 детей в возрасте до 12 лет), 14 175 жителей были вывезены на работы — взрослые в Германию, дети в Саласпилсский концлагерь. В последующем юстиция ФРГ квалифицировала операцию «Зимнее волшебство» как преступление против человечности.

С приближением окончательного разгрома гитлеровской Германии часть латышской буржуазии пришла к выводу, что следует хотя бы на словах отмежеваться от нацистов и тем самым подготовить себе путь к новым хозяевам на Запад. С этой целью в 1943 г. в Риге было создано несколько небольших групп националистического толка, которые выпустили некоторое количество подпольных листовок, призывавших «национально мыслящих латышей» воздержаться пока от оказания нацистам поддержки в войне и рекомендовавшим копить силы «для решающего момента», то есть, для борьбы — но не против гитлеровцев, а против Советской власти.

Одной из таких групп был так называемый «Латвийский центральный совет» (ЛЦС), собиравшийся несколько раз начиная с августа 1943 г. и включавший не- которых лидеров латышских правых социал-демократов во главе с Б. Калниньшем, а также некоторых бывших деятелей буржуазных партий во главе с профессором К. Чаксте.

Этот «совет» не имел никакого значения, как в конце концов были вынуждены признать сами латышские националисты, отмечая, что «фактически персональная и политическая база ЛЦС была все же весьма ничтожной» и он оказался не в состоянии осуществлять какую-либо политическую деятельность.

Латвийский центральный совет не собирался причинять гитлеровцам вреда: его программа действий, предусматривавшая «уклонение от какого-либо сотрудничества с немецкими оккупационными властями и с советскими партизанами» (4). Поскольку социальная база «совета» была очень узкой, арест в апреле 1944г. нескольких его членов оказалось достаточным для того, чтобы ЛЦС с его пассивной выжидательной тактикой перестал существовать.

Малозначимые «оппозиционные» группы буржуазных националистов, искавшие пути к новым хозяевам, могли существовать только до тех пор, пока их антикоммунистическая деятельность в большей или меньшей степени объективно служила интересам оккупантов. Как только деятельность какой-либо группы переставала давать необходимый эффект или же в ее составе оказывался какой-либо выходец из среды мелкой буржуазии, который на самом деле начинал подумывать об организации сопротивления фашистским оккупантам, немецкая полиция безопасности эту группу без промедления разгоняла и осуществляла ее арест.

Следует отметить, что на отдельных патриотов, которые, случайно попав в число членов таких националистических групп, действительно хотели начать активную борьбу против гитлеровских захватчиков, сами буржуазные «оппозиционеры» спешили донести полиции безопасности на «инакомыслящих», причем подобным образом поступали и такие «деятели», которые официальными агентами гестапо не являлись.

Кодовое название Winterzauber - Зимнее волшебство - 1Именно поэтому в секретном обзоре политического отдела генерального комиссариата Латвии «Настроения рижской латышской общественности» в том месте, где речь шла о группах буржуазной оппозиции Латвии, то с самоуверенностью констатировался факт, что «за деятельностью этих групп внимательно следит германская служба безопасности» (5).

Сказанное относится в полной мере и к Латвийскому центральному совету, о деятельности которого гитлеровская служба безопасности СД была осведомлена достаточно хорошо.

Весной и летом 1944г. буржуазно-националистическая «выжидающая оппозиция» прекратила свое существование и полностью исчезла со сцены, так и не причинив гитлеровским захватчикам и их вооруженным силам никакого реального ущерба. Конкретных фактов о боевой деятельности «национальной оппозиции» против немецко-фашистских оккупантов не мог привести в своих публикациях ни один из латышских буржуазных эмигрантов. Они больше боялись своих соотечественников, чем немецких оккупантов, и поэтому не могли стать участниками Сопротивления (6).

В ноябре 1944г., согласно признанию самих латвийских националистов, в «латвийскую армию А. Курелиса», насчитывавшей к этому времени около 1 тыс. чел., проникли 40—50 «агентов коммунизма», которые там развернули антифашистскую агитацию, призывая «курельцев» подняться на вооруженную борьбу с немецкими оккупантами. В то же время несколько офицеров штаба А. Курелиса начали думать об установлении связей с западными державами (7).

Генерал А. Курелис, безусловно, старался поддержать в своей «армии» нужный немецким фашистам порядок, но успеха не имел. При таких обстоятельствах Ф. Еккельн 14 ноября 1944 г. был вынужден отдать приказ немецким частям об окружении «курельцев» и их разоружении (8). Но и с этим провалом не окончились провокации буржуазных националистов против своего народа. Даже не- задолго до бесславного конца фашистской Германии латышские буржуазные националисты были согласны выполнить любое задание гитлеровских оккупантов и осуществить любую провокацию.

20 февраля 1945г. в Потсдаме (Германия) под непосредственным руководством личного представителя Г. Гиммлера обергруппенфюрера СД Р. Йира была разыграна комедия провозглашения «свободной Латвии». В этот город немецкими фашистами были вызваны до 50 латышских буржуазных националистов — офицеров полиции и войск СС — и несколько бывших чиновников «самоуправления», которые «провозгласили» создание «Латвийского национального комитета» во главе с «президентом» — палачом латышского народа, генеральным инспектором Латышского легиона СС Р. Бангерским (9). Посты «генеральных секретарей», но не «министров латвийского правительства», согласно врученному немецкими административными функционерами Р. Бангерскому списку, получали 5—6 латышских офицеров полиции и бывший генеральный директор «самоуправления», долголетний, «заслуженный» агент гестапо Я. Андерсон.

Потсдамская комедия (10), которая началась с 3-кратного «ура» Р. Бангерского в честь А. Гитлера, закончилась читкой приветственной телеграммы Г. Гиммлера латышской буржуазии, которая, говоря его словами, «уже несколько лет в братском союзе с немецким народом и его вооруженными силами отважно борется с большевиками и их англо-американскими союзниками» (11).

Этот фарс о «свободной Латвии» не сумел вовлечь латышский народ в поддержку гитлеровской армии, а латышская буржуазия этим заслужила лишь пре- зрение своего народа, который впоследствии этот гитлеровский «комитет» просто-напросто игнорировал. Это вынуждены были признать даже самые ярые латышские националисты (12).

А в современной Латвии с каждым годом усиливается идеализация нацистского прошлого, возрождение традиций военизированной профашистской организации «Айзсарги» и националистической партии «Перконкрустс», восхваление «подвигов» латышского легиона СС, карательных латышских фашистских полицейских батальонов и других спецслужб нацистов.

В свете сказанного выше становится понятным и отношение латвийского государства к проблеме героизации латышского добровольческого легиона СС. 29 октября 1998 г. латвийский Сейм принял Декларацию «О латышских легионерах во Второй мировой войне», имеющую целью «восстановление исторической справедливости и доброй памяти латышских воинов». Декларация подчеркивает, что «целью призванных, а также добровольно вступивших в легион латышей была защита Латвии от восстановления сталинского режима» и что «легионеры никогда не участвовали в карательных акциях гитлеровцев, проводимых в отношении мирных жителей». Сейм при этом вменял в обязанность правительству «заботиться об устранении посягательств на честь и достоинство латышских воинов в Латвии и за ее пределами» (13).

Кодовое название Winterzauber - Зимнее волшебство - 2Заявление латвийского Сейма о том, что легионеры СС никогда не участвовали в карательных акциях гитлеровцев, опровергается архивными документами и многочисленными свидетельствами. Латышские фашисты были частью карательного механизма гитлеровской Германии и активно участвовали в убийствах мирных жителей — это является неоспоримым фактом.

Нужно признать, что проблема политической реабилитации латышского добровольческого легиона СС в первую очередь связана с характером сформировавшихся после 1991 г. режима и националистической идеологии Латвийского государства.

В период немецкой оккупации Латвии в различные вооруженные формирования немецко-фашистской армии были мобилизованы почти 146 тыс. латышей, причем, подчеркнем, значительная часть — насильно, и у многих латышских семей есть служившие в их составе родственники или знакомые. По этой причине реабилитация латышского добровольческого легиона «Waffen SS» у значительной части общества не вызывает сегодня психологического отторжения.

Наконец, нужно признать, что призывы к пересмотру итогов Второй мировой войны, вкупе с объяснением «исключительности» латышских легионеров «Waffen SS», воевавших, как оказывается, не за человеконенавистнические идеи Гитлера, а за свободную Латвию, находят в Европе и мире в последние годы немало благодарных слушателей, готовых действовать в том же направлении.

Героизация Латышского добровольческого легиона СС, политический режим и государственная идеология в Латвии тесно взаимосвязаны. Поэтому прекращение попыток героизации бывших легионеров СС на уровне государства сегодня возможно только в результате демократизации латвийского общества. Но добиться этого без поддержки мирового демократического сообщества сегодня это вряд ли возможно.

Источники.

(1) См.: Латвия под игом нацизма: сборник архивных документов. — М., 2006. — С. 226—231.

(2) ЦГИАЛ. — Р. 82. — Оп. 1. — Д. 5. — Л. 120—125.

(3) Cм.: Военно-исторический журнал. — 1990. — № 6.— С. 32.

(4) См.: Рудевиц А. Их истинное лицо. — Рига, 1962. — С. 90.

(5) ЦГИАЛ. — Ф. 3235. — Оп. 1/6. — Д. 1232. — Л. 190.

(6) См.: Калниньш Б. Латышской социал-демократии 50 лет. — Стокгольм, 1956. — С. 294.

(7) См.: Блакис А. Вторая сторона медали. — Буэнос-Айрес, без даты изд. — С. 200.

(8) См.: Самсонс В. Партизаны Курземе. — Рига, 1959. — Изд. 2. — С. 323—342.

(9) См.: Латышская энциклопедия. — Стокгольм, 1952—1953. — Изд. 2. — С. 1109—1110.

(10) См.: Кениньш И. История Латвии ХХ век (сокращ. авториз. перев. с латыш. яз.). — Рига, 1998. — С. 192.

(11) См.: Фрейвалдс О. Латышские политические партии за 60 лет. — Копенгаген, 1961. — С. 150.

(12) См.: Латышская энциклопедия.— Стокгольм, 1952—1953. — Изд. 2. — С. 111.

(13) См.: Легионеры — преступники или герои? — Суббота. — 2006. — 10—16 марта.

Отряд Мартыновского и Себежский партизанский край

Отряд МартыновскогоВ текущем году наша страна отметила 70-летие начала партизанского движения в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.. Сегодня, мы уделяем большое внимание роли, которую сыграли партизаны в войне – разведка в тылу врага, подрыв железнодорожных путей, срыв карательных экспедиций фашистов и т.д. Партизаны ежедневно напоминали врагу о своем близком нахождении. Наш край недаром называется партизанский. В годы войны на его территории действовало несколько партизанских бригад, среди которых особую роль сыграли – 5-я Калининская бригада В.И. Марго, 4-я Калининская — В.М. Лисовского и 1–я Калининская бригада Ф.Т. Бойдина. На устах у себежан фамилии многих известных партизан кровью вписавшие свои фамилии в историю края – Мария Пынто, Мария Натунич, братья Боровковы, Сергей Моисеенко, Пантелеймон Конопаткин и другие. С первых дней войны жители Себежского края уходили в леса, где организовывали подпольные группы и партизанские отряды для борьбы с немецко фашистскими завоевателями.
В свою очередь немецкие завоеватели пытались решить эту проблему. Если в первые месяцы войны они редко встречали партизанские засады и сопротивление, то с течением времени – партизаны стали главной угрозой для фашистов на завоеванной территории. С наступлением темноты немецким солдатам запрещалось покидать территорию военного гарнизона. Против партизан стали организовываться карательные экспедиции, основной целью которых было физическое устранение партизан. Но как показывала практика, партизанская разведка работала хорошо и часто они были готовы к началу экспедиции, что фактически приводило ее к срыву. Поэтому фашисты использовали еще одну форму борьбы против партизан – распространение лжепартизан по территории партизанского края. Это были специальные отряды, которые напрямую подчинялись полиции СД и выполняли их задания. Основными задачами лжепартизанских отрядов было: установление места дислокации истинных партизанских отрядов, разведывательная деятельность, проведение карательных действий против мирных жителей для дискредитации партизанских отрядов, которые выражались в постоянном грабеже местного населения, убийствах детей, изнасиловании женщин и т.д.
Одним из таких отрядов, который приобрел широкую известность на территории как оккупированных территорий СССР, так и в Югославии, Польше – был отряд Мартыновского, который в том числе действовал и на территории Себежского края. Отряд Мартыновского был создан осенью 1941 года в городе Луга Ленинградской области немецким контрразведывательным органом СД для борьбы с партизанским движением, которое набирало ход и увеличивалось и количественно, и качественно. В планах СД главная цель «карательного отряда Мартыновского» (названного в честь командира Николая Мартыновского – прим. автора) состояла в том, чтобы под видом партизан проникать в районы массового партизанского движения, входить в доверие к населению, собирать сведения о семьях партизан, коммунистов, советских патриотов, разведывать дислокацию партизанских отрядов и уничтожать их. Участники отряда подбирались из числа антисоветски настроенных лиц, предателей и изменников Родины, из уголовников, освобождаемых оккупантами из тюрем. Отряд занимался грабежами, убийствами, издевательствами над мирным населением.
Отряд Мартыновского прошел свой кровавый путь по территории Ленинградской, Калининской, Витебской областей, Польши, Югославии. Он усеян тысячами трупов расстрелянных и повешенных советских и югославских патриотов, насилиями и варварскими умерщвлениями женщин, пожарищами сожженных деревень.
Организатором отряда, его идейным вдохновителем выступил Николай Мартыновский – житель города Луга, немецкий агент. Его соратниками, помощниками были – Купфершмидт Михаил и Решетников Игорь. В момент формирования отряд насчитывал 8 карателей, а весной 1943 года увеличился до 30 «партизан». С этого времени отряд стал называться «Ягд-команда М» — «Истребительная команда Мартыновского». Личный состав имел на вооружении винтовки, автоматы, пулеметы, а впоследствии минометы. Обмундированы были в гражданскую одежду и красноармейскую форму. На головных уборах они носили звездочки. Отряд состоял из штабной группы и трех отделений.
В апреле 1943 года, после окончания формирования, по указанию Лужского отдела СД «Ягд-команда М» выехала в Оредежский район Ленинградской области, где находилась до мая 1943 года. С мая по октябрь 1943 года отряд выезжал в район деревни Орша Новоржевского района, где в течении месяца проводил операции по поиску и уничтожению партизанских групп.
В первых числах ноября 1943 года карательный отряд Мартыновского в составе 75 человек был переброшен в Себеж для проведения карательных экспедиций против партизан Себежского края. Отряд расположился в километре от города в здании школы у железнодорожной станции, часть в деревне Глазково. Из документов, известно о нескольких злодеяниях известного бандита на нашей земле. Так, в начале ноября 1943 года отряд выехал в деревню Черная Грязь, где завязался бой с партизанами, в результате которого Мартыновский и Решетников поймали партизанку Валентину Иванову. В тот же день под конвоем рядового роты СС Иванова Михаила и Леонида Михотлова была доставлена в Себежское отделение СД, а впоследствии была расстреляна. Отряд также смог убить троих партизан.
5 ноября 1943 года отряд выехал на облаву против партизан в деревню Глазково Себежского района. Во время этой операции были схвачены трое партизан. Один убит, второй – тяжело ранен, а третий – пойман командиром роты разведчиков Павлом Герасимовым. Раненый и пойманный партизаны были на подводе отправлены в Себежское отделение СД, их дальнейшая судьба неизвестна, но вероятность освобождения близка к нулю.
В декабре по заданию местного отделения СД выезжала в поселок Идрица, где в течении 15 дней занимались прочесыванием лесных массивов в поисках партизан. Во время одного из таких рейдов ординарец Решетникова – Михаил Александров задержал двоих партизан, которые по приказу самого Решетникова им же и были расстреляны. Через несколько дней, было задержано еще несколько партизан, двое из них были расстреляны лично Решетниковым, двое пытались бежать, но они также были пойманы и убиты.
В декабре 1943 года каратели вели бой с партизанами в районе деревни Выселки. Партизаны и жители деревни вынуждены были отойти. В отместку за это каратели сожгли ее – 30 домов. Причем. В одном из них погибла больная женщина. Другое ценное имущество (к примеру – скот) каратели увезли с собой. В январе 1944 года около станции Себеж за связь с партизанами была расстреляна семья из трех человек: отец, мать и сын. Тогда же была схвачена партизанка Дондукова Нина, которую расстрелял Решетников. В Себеже Решетников расстрелял и другую партизанку по имени Раиса, которая была схвачена во время облавы в районе Идрицы.
Так же бойцы отряда Мартыновского – Герасимов Павел и Романов Николай по приказанию Решетникова повесили своего сослуживца – некого Витковского, который был пойман при попытке перейти на сторону партизан.
В конце января 1944 года рота выезжала в деревню Петухи Себежского района. Во время этой операции на ее окраине пулеметчик Климашин Петр убил сразу троих партизан, а Иванов Михаил на глазах всего отряда из своего автомата убил еще одного. Во время этого боя был ранен командир роты СС Мартыновский, тогда командование роты на себя взял лейтенант Владимир Хмара. Вскоре после ранения группа Мартыновского была переброшена на территорию Белоруссии.
Сегодня, мы можем с уверенностью сказать, что группа Мартыновского не достигла своих целей на территории нашего края. Сплоченные действия партизан, недоверие местного населения к лжепартизанам сорвали все карательные действия группы Мартыновского, который был вынужден покинуть территорию Братского партизанского края и передислоцироваться к Дриссе, где вскоре их отряд серьезно был разбит партизанами Белоруссии.
Свою жизнь Мартыновский закончил трагично, так как и должен был закончить предатель своего народа – его предал соратник, помощник Решетников, который убил не только Мартыновского, но и членов семьи, включая жену и маленького сына.
Лжепартизаны так и не достигли своих целей, их намерения были разгаданы населением, которое и страдало от них, но продолжало поддерживать истинных партизан, снабжая их продовольствием, а главное необходимой информацией.

С. Везовитов, сотрудник музея.

Жизнь Себежа в период оккупации

Себеж в период оккупацииВ период оккупации немцы старались сломить волю мирных горожан. С этой целью проводились агитационные и идеалистические мероприятия. Появились печатные листовки, на каждом столбе пестрели плакаты, на стенах были написаны националистические лозунги. Не скупились немцы и на устную агитацию. Проводились собрания, на массовых мероприятиях не обходилось без ликбеза о жизни и политики фюрера.

Позже началась массовая охота на коммунистов, партизан, советских активистов и подпольщиков.  Немецкое временное правительство предлагало делить колхозы их имущество между  теми, кто отрекался от советской власти. Тех, кто оказывал сопротивление и не желал сотрудничать – ждала смертная казнь. Для массовых расстрелов был выбран небольшая деревня недалеко от города Себеж – Мидино. Там немцы зверствовали, как могли. Сотнями сжигали людей, устраивали показательные пытки, издевались над пленными, устраивали массовые расстрелы.

Часто можно встретить записи, что колхозы были основательно расхищены. Но это далеко не так. При немецкой оккупации в Себежских колхозах была развернута активная сельскохозяйственная деятельность. Продукты питания отсылались как на фронт, так и на пропитание местной комендатуры. Позже, труд в колхозах стал обязательным для всего населения старше 14 лет.  Рабочий день составлял 11-12 часов в сутки, у каждого был лимит в 20-25 трудодней в месяц. Тех, кто без уважительной причины не вырабатывал норму либо убивали, либо отправляли в Германию на биржу труда. Немцы применяли колхозы как пресс, всячески выжимая из земельных и человеческих ресурсов допустимый максимум, тем самым, подрывая у людей веру в победу и светлое будущее. Такая вот была жизнь Себежа в период оккупации.

Новое руководство колхозов действовало с привычной для него немецкой чопорностью и педантизмом, что порой переходило в жестокость и беспредел. Скот и инвентарь канфисковывали на благо колхоза.  Все это вызывало приступ ярости и агрессии у рабочих и вскоре в 1944 году при поддержке НКВД они устроили немцам жестокую партизанскую войну. В ответ немцы начали убивать мирных жителей, в основном детей и женщин.

Заслуга партизан в антифашистском сопротивлении достигла небывалого апогея, и переросло в антиколхозное сопротивление. Часть спасенных продуктов удалось переправить на фронт для солдат Красной Армии, другую часть выдали населению.

Все это помогло воспрянуть духу победы среди местных горожан и работников, позже они окажут массовое сопротивления немецким оккупантам и навсегда освободят свою землю от гнета фюрерской армии.

Оккупация – страх, боль, слезы

Себеж в период оккупации 1942-1943Вот уже, которые сутки через Себежский и Идрицкий районы шли машины, эшелоны и повозки с боеприпасами на Ленинград. Военных становилось все больше и больше, жителям города казалась, что этот поток из измученных и уставших солдат никогда не закончится. Оккупанты быстро облюбовали город и внесли в жизнь местный горожан новые правила, за несоблюдение которых было одно наказание – расстрел.

Осенью 1941 начались холода, невиданные до сих пор в этих регионах. Сначала немецкие оккупанты по привычке разъезжали на высокой скорости, но после нескольких аварий с летальным исходом они сбавили темп, ведь оледеневшие русские дороги способны покориться далеко не каждому ездоку.

Немцы были настроены на решительную победу и скорую капитуляцию Советского Союза, поэтому, не смотря на холода и промозглый ветер – они были веселые и радостно распевали песни под аккомпанемент гармони. Вскоре для местных вышел указ, который настоятельно  рекомендующий сдать горожанам имеющийся лыжный инвентарь и палатки. За невыполнения приказа грозила смертная казнь. Жители удивлялись, зачем сдавать лыжи, если немцы прекрасно укомплектованы своими, более высокого качества лыжнями. Как выяснилось позже, комендатура решила ограничить передвижение местных жителей и закрыть им проход в лес.

С наступлением зимы, армия немцев уже не выглядела грозной и победоносной. Мороз достигал до минус 45, а экипировка оккупантов практически не спасала от холодов. Вскоре в госпитале появились первые фашисты с признаками обморожения. После этого солдаты начали ходить по домам, отнимая у жителей Себежа и его пригорода теплые вещи и обувь. Не встретив должного сопротивления, фашисты стали отбирать ценные вещи, посуду, картины и запасы провизии на зиму.

После начала бесчинств, у жителей города и округи начался голод. Дети плакали и готовы были, есть сырую перемерзшую морковь и картофель, на улицу выходили редко, так как запас теплых вещей был жестоко отнят армией фюрера. Вместе с голодом пришел страх. Увеличившееся количество смертей не придавало оптимизма. Горе, слезы и стенания – все это было на лице у каждого жителя Себежа. Они молили только об одном – выжить и дождаться весны. Обезумевшие от голода и страха за жизнь детей,  мужчины нападали на фашистские машины с провизией. Иногда им удавалось добыть продукты, но чаще вооруженные солдаты расстреливали их на месте. Наступили страшные и смутные времена, оккупация – страх, боль, слезы но вера в победу и освобождение теплилась в сердцах оккупированного населения Себежа.

Себеж в годы Великой Отечественной Войны

sebeg-war  Долгие годы Псковская область оставалась приграничной зоной.  На ее территории размещались войска, строились укрепления и заставы.  Местные жители принимали активное в этом участие, а в свободное время устраивали соревнования по меткости, выносливости и ориентированию. Никто тогда не знал, как им пригодятся полученные в соревнованиях навыки, когда наступит война.

Первый в защиту родного края вступил 158 полк. Три храбрых летчика решили оборонять свою 158-polk-letchikiродину и впервые за время проведения боев, пошли на воздушный таран немецких «юнкеров». Маневры прошли успешно, вражеские самолеты были повержены, а три аса получили гордое звание Герой Советского Союза.

Наземные войска вели упорную борьбу в защите города. В бою за г. Остров было уничтожено 140 фашистских танков. Около 7 дней наши герои удерживали врага и не давали ему пробраться вглубь страны. Потери с обеих сторон были катастрофические,  советские солдаты держали оборону всеми немыслимыми силами, однако к концу лета немцы все же оккупировали Псковскую область.

akupaciyaНацисты устанавливали свои порядки в селах и городах. Издевались над мирным населением, расхищали музеи, уничтожали памятники и исторические ценности. Позже был установлен комендантский час, за его нарушение следовало строгое наказание. Печальная участь постигла евреев, проживающих на территории оккупированной области. Их изолировали в отдельные, неблагоустроенные районы городов — гетто. Одним из таких районов появился в городе Невель. Евреев эксплуатировали на тяжелых и унизительных работах. В город Себеж немцы на евреях доставляли питьевую воду, их запрягали в водовозку вместо лошадей.

sebeg-war1Действия оккупантов вызывали ярость и злость среди местного населения, поэтому в скором времени были созданы партизанские и диверсионные отряды, численностью от 25 до 180 человек. Позже был создан Партизанский край, под патронатом  Второй Ленинградской партизанской бригады.  На территории края возобновилось обучение в школах, было налажено производство и сельское хозяйство. В 1942 году из Партизанского края была отправлена гуманитарная помощь в блокадный Ленинград.

3-leningradskaya-partizanskaya-brigadsТретья Ленинградская партизанская бригада вела против оккупантов «рельсовую борьбу». Выводились из строя значительные участки железной дороги, взрывались эшелоны. Все это злило немцев, и они вели ожесточенные бои против партизан. Их жертвами стали 6 тысяч подпольщиков и участники партизанских бригад.