Из архива Себежского музея

Документальный архив Себежского музеяДокументальный фонд Себежского музея стал формироваться в том виде, в каком существует в настоящее время, сразу после освобождения города от немецко-фашистских захватчиков летом 1944г. Имевшийся до войны фонд погиб во время оккупации, поэтому сотрудники музея Б.В.Сивицкий и К.М.Громов приступили к собиранию документов практически с нуля.

Первыми документами музея стали опросные листы, оформленные на листах, вырванных из тетради, а иногда и просто на клочках бумаги, которые Б.В.Сивицкий рассылал по сельсоветам, желая узнать следующее: какие деревни были сожжены во время оккупации, кто из местных жителей погиб и при каких обстоятельствах, есть ли воинские захоронения и где, из каких деревень и кто был угнан на фашистскую каторгу, были ли партизанские лагеря и где… Эти вопросы, поставленные в самодельных анкетах, и ныне делают честь любому музейному работнику, а тогда Б.В.Сивицкий документировал настоящее для него время для истории, будущего. Такой опрос нынче назвали бы репрезентативным: он точно отражал тогдашнее положение вещей и носил статистический характер, т.е. представлял в основном цифровой документ в чистом виде. Отвечали на вопросы либо сами очевидцы, либо наиболее грамотные из жителей учителя, знавшие о происходивших событиях. В анкетных вопросах о погибших выяснялось: год рождения, место проживания, как и при каких обстоятельствах погибли. Обнаружено, что сельских жителей Себежского района каратели сжигали чаще всего в домах вовремя карательных экспедиций: малолетних, стариков, мужчин, женщин…

Но Б.В.Сивицкий направлял в сельсоветы и анкеты со всем другого содержания — экологического. Этот музейный работник обладал безошибочным чутьем исследователя и чувством исторического времени. Экологические вопросы (термина такого, впрочем, тогда и не ведали) для тех послевоенных дней звучали несколько странно: в каких озерах до войны ловили рыбу, какую и сколько, есть ли на территории сельсовета болота и т.п. Вопросы задавались для того, чтобы выяснить, насколько изменилась природная среда за период фашистской оккупации и в связи с военными действиями. Таким образом, умело и точно, да и вовремя сформулированные вопросы дали Б.В.Сивицкому богатый информационный материал, имеющий ныне значение как документ времени, бесценный в «эксклюзиве», т.е. единственный в своем роде. Анкеты заполнялись чаще всего карандашом или же перьевой ручкой. Вот так и начинался документальный архив Себежского музея.

Позднее он комплектовался материалами, поступившими от жителей Себежа и района. Есть, например, в фонде письма себежан, угнанных в Германию, — пожелтевшие от времени конверты, вырванные из тетрадей листы, иногда видовые открытки, написанные карандашом. Их стиль определяется уровнем грамотности писавшего, его культуры, а главное — состоянием, в котором волею судеб оказались наши соотечественники. Вот некоторые из них:

«9 апреля.

Привет из Рамштедта.

Здравствуйте, дорогие родные: папа, мама, Ася, Маруся.

Дорогие родные, я вам сообщаю, что я еще жива и здорова. Вы уже, наверное, знаете из моих писем, что мне живется «хорошо». Работаю с 6 часов до 5…»

— год написания письма не известен. – Наталья Шершнева – главный библиотекарь;

«5 января 1945г.

Передайте привет моему лиходею который выгнал меня из Расеи да нам нечево. Парнев у нас много только время мало. Ну ничево все хорошо и весело. А в дальнейшем не известно»

— сохранены авторские орфография и пунктуация.

Ясно, что такие письма следует читать очень внимательно, потому что гораздо большее в них читается между строк…

Из архива Себежского краеведческого музея

Похожее ...