В списках не значится! Себежане на фронте и в тылу

Себежане на фронте и в тылу 1В экспозиции Себежане на фронте и в тылу среди личных вещей бойца Красной Армии находится чёрный пластмассовый восьмигранный пенал длиной 4 см, диаметром 0,8 см с закручивающейся крышкой. Пенал с личными данными должен был быть у каждого бойца согласно приказу №138 от 15 марта 1941 года «О персональном учете потерь и погребении погибшего личного состава Красной Армии в военное время», подписанному НКО СССР маршалом Советского Союза С.Тимошенко: «Главному интенданту Красной Армии к 1 мая 1941 года снабдить войска медальонами и вкладными листками по штатам военного времени, а штабы военных округов бланками извещений и форм именных списков».

Но в силу различных обстоятельств, не все части были снабжены медальонами и весь 1941 год военнослужащие оставались без медальонов, о чём теперь с уверенностью можно сказать, учитывая итоги поисковых работ.

В 1941 году у рядового и младшего командирского состава не было никаких документов, удостоверяющих личность. Офицерскому составу выдавалось удостоверение личности. По приказу НКО CCC Р №171 от 20.06.1940 в действующей армии отменены красноармейская книжка и смертный медальон. Положение в армии с выдачей медальонов наладилось в 1942 году, и почти весь год они выдавались бойцам Красной Армии. 7 октября 1941 года приказом НКО СССР №330 была введена красноармейская книжка, как основной документ, удостоверяющий личность военнослужащего рядового и 2 младшего комсостава. Приказ был подписан И.В.Сталиным, но чтобы его выполнить, необходимо было время, а самое главное, на каждом документе должна была быть фотография бойца. Красноармейские книжки были введены для предотвращения диверсий на фронте и в тылу. Красноармейская книжка размером 7,5*11 см на первой странице в верхнем правом углу надпись: «Красноармейскую книжку иметь всегда при себе. Не имеющих книжек – задерживать». На двенадцати листах – полная информация о военнослужащем. Внизу в левом углу место для фотографии владельца. На многих документах она отсутствует по причине того, что если боец получал документ на передовой, сделать фотографии было невозможно. Например, в Себежском краеведческом музее хранится красноармейская книжка Калиновского М.П., краснофлотская книжка Афанасенко А.А. Фотографии в них отсутствуют. Однако, в красноармейской книжке Тюшниковой А.Н. , курсанта учебной роты, фотография имеется. Это говорит о том, что люди, проходившие обучение перед отправкой на фронт получали документ, который действительно являлся удостоверением личности.

Год спустя, после введения красноармейских книжек, приказом НКО СССР №376 от 17.11.1942 в Красной Армии были отменены медальоны. Считалось, что красноармейской книжки, содержащей все сведения о бойце достаточно, поэтому медальоны были отменены. Приказ был подписан зам. НКО генерал-лейтенантом интендантской службы А.Хрулевым.

Себежане на фронте и в тылуКогда медальоны перестали выпускать и сняли со снабжения Красной Армии, солдаты стали использовать гильзу от патрона, вкладывая данные о себе и адрес близких родственников. Каждый, кто был на передовой, хотел, чтобы близких и родных известили о его судьбе и в случае гибели, он не остался безымянным. Известны также случаи, когда, не надеясь на воинскую канцелярию, солдаты просили боевых друзей сообщить родным о месте захоронения.

Перед захоронением погибших похоронная команда должна была изъять из медальона один экземпляр бланка для передачи в штаб части в качестве 3 подтверждения факта гибели военнослужащего и учета потерь. Второй экземпляр вложить обратно в пенал и оставить в кармане убитого, для того, чтобы не обезличивать бойца. На лиц, подлежащих захоронению, обязательно должны были составляться именные списки на основании документов, обнаруженных при убитых. Однако, учитывая тяжелую обстановку по всей линии фронта, сложившуюся в первые годы войны, когда Красная Армия отступала, а многие части попадали в окружение и несли большие потери, это было практически невыполнимо. Сотни тысяч советских солдат и офицеров оказались не погребенными. Никакие приказы и инструкции не помогали. Большое количество «верховых» убитых и кое-как похороненных в подручных могилах (погибших складывали в блиндажах, землянках, окопах, траншеях) не были захоронены. Об этом говорят результаты работы приисковых отрядов, которые занимаются поиском и перезахоронением останков погибших солдат.

Согласно приказу №138 от 15 марта 1941 года каждый командир обязан вести точный учет личного состава своего подразделения. Пополнение, прибывшее в часть, берется на персональный учет до ввода его в бой. Вновь прибывшие, должны точно соответствовать полученным на них спискам. По окончании каждого боя командир подразделения проверяет личный состав и немедленно докладывает по команде о безвозвратных потерях. Персональный учет потерь личного состава штаба армии (фронта) производился на основании именных списков персональных потерь, которые предоставлялись командирами различных подразделений, вкладышей из медальонов и других документов, удостоверяющих личность военнослужащего. 31 января 1942 года был издан приказ НКО СССР №25 «О создании Центрального бюро по персональному учету потерь личного состава действующей армии». Оно занималось обработкой документов, поступающих от командиров подразделений, и оповещением родственников через местные военкоматы. Военный комиссариат города Себежа, получив извещение войсковых частей на убитых, умерших от ран, 4 пропавших без вести военнослужащих, заполнял специальную книгу учета, перенося все данные с похоронного извещения, и оставлял их у себя для учета. На основании этих документов учета, которые сейчас являются архивом Себежского РВК, в 80-х годах была начата работа по составлению городской Книги Памяти, которая была завершена в 1995 году. Родственникам военнослужащего выписывалось извещение (форма №4) со штампом Себежского городского военного комиссариата. До выдачи семье извещения РВК должен был проверить, что военнослужащий с фронта не вернулся. В случае возвращения военнослужащего с фронта, на которого было выслано извещение войсковой части, как на погибшего, РВК выяснял причину его возвращения и сообщал в Управление по укомплектованию войск Генерального штаба Красной Армии. На РВК возлагалась обязанность следить за правильностью назначения пенсии семьям погибших военнослужащих.

Похожее ...